пятница, 12 апреля 2019 г. 12:07:19 (MSK)

Вот это, кстати, достаточно важный кросс-культурный момент, который не все сразу догоняют:

В Союзе было по-другому. Там все знакомо, ясно и понятно. Если тебе открыто не хамят, значит дело будет решено в положительном смысле. И даже когда хамят, еще не все потеряно. Поскольку некоторые чиновники хамят автоматически, рефлекторно. Такое хамство одинаково близко соловьиному пению и рычанию льва.

Здесь все иначе. Беседуют вежливо, улыбаются, наливают кофе. Любезно тебя выслушивают. Затем печально говорят: "Сожалеем, но мы лишены удовольствия воспользоваться данными предложениями. Наша фирма чересчур скромна для осуществления вашего талантливого, блестящего проекта. Если что-то изменится, мы вам позвоним. Иногда после этого даже записывают номер телефона

Сергей Довлатов

И хорошо, когда все-таки сформулирован явный отказ. Гораздо чаще ты слышишь что-нибудь типа "it makes sense!", но надо понимать, что это просто формула вежливости. Никакого sense оно не makes.

Вот это очень хорошо у Довлатова: "Смертельная обида -- последнее утешение неудачника."

Наибольшие триумфы пропаганды достигнуты не путем внедрения, а путем умолчания. Велика сила правды, но еще могущественнее -- с практической точки зрения -- умолчание правды.

Олдос Хаксли. О дивный новый мир.

Сексуальное влечение глазами Айн Рэнд:

Он смотрел на нее совсем не так, как обычно смотрят на желанную женщину, -- слегка приоткрыв рот, с безумным голодом в глаза.
В принципе, там вся книжка ровно такого уже уровня зрелости.